Преподобный Парфений (1815–1883) родился в деревне Дафнонас на греческом острове Хиос. Молодой человек занимался торговлей и собирался стать семьянином, однако его невеста внезапно тяжело заболела и скончалась. Смерть любимой девушки потрясла душу жениха. Поняв суетность земного бытия, он удалился от мира и принял постриг с именем Парфений в знаменитом хиосском монастыре Неа Мони. Преподобный достиг высот святости, и Господь одарил его даром провидения и чудотворения. Вниманию читателей предлагаем небольшой рассказ из жития преподобного.
Еще будучи молодым монахом, преподобный Парфений захотел подвизаться в местечке Пенфодос, которое принадлежало монастырю Неа Мони на Хиосе. Однако игумен обители Мелетий (Флурас) не только не позволил ему обосноваться там, но и пожаловался на него хиосскому епископу Григорию (Константинидису; 1829–1837), который послал одного турка жандарма, чтобы арестовать преподобного и привести к нему.

Жандарм был простым и доброжелательным человеком. Он поехал на телеге и встретил молодого аскета.

– Это ты монах? Ты тут шумишь? Где твой монастырь?

Преподобный указал на пещеру и маленькую церквушку из грубых камней.

– Вай-вай! Такая нищета! И тебя хотят в тюрьму?

Монастырь Неа-Мони на острове Хиос

Подвижник узнал, зачем прибыл жандарм, и попросил его, чтобы они поехали утром следующего дня. Будучи молодым монахом, преподобный Парфений хотел избежать ночных искушений мира сего. Турок отнесся с пониманием и спросил его:

– А где я переночую?

– В пещере.

– Нет, дорогой! У меня сердце болит.

– Хочешь в церквушке?

– Хочу, но я буду спать снаружи. Грех спать внутри. Внутри спи ты, это – твоя церковь.

Поев скудной пищи, жандарм угостил преподобного ракией.

– Я не пью, – сказал преподобный.

– Можно мне попить здесь, у храма?

– Да, можно.

При тусклом свете лампады преподобный молился, стоя на воздухе и окруженный сиянием!

Жандарм выпил немножко и заснул. В полночь он проснулся и услышал какой-то шепот. Он приблизился к церквушке, заглянул в дверь и остолбенел: при тусклом свете лампады преподобный молился, стоя на воздухе и окруженный нежным сиянием! У преподобного руки были распростерты, и он излучал свет. Немного спустя он опустил руки, и сияние исчезло. Монах молился о своем недостоинстве и все время плакал. Турок с удивлением слушал плач – тихий и беззвучный, смешанный с молитвой.

Как только рассвело, взволнованный жандарм один вернулся в столицу Хиоса. Он не посмел беспокоить преподобного и взять его с собой.

Епископ удивился:

– А где монах?

– Владыка, эфенди, этот монах – человек Божий, – сказал турок и поведал об увиденном.

Преподобный Парфений Хиосский

Епископ все понял. Он разузнал то, что хотел. На сей раз он послал другого жандарма, который в тот же день привез преподобного к нему.

– Ты Парфений? – спросил епископ.

Низко поклонившись, преподобный ответил:

– Я.

– Тебя обвиняют…

– Они правы. Это их территория.

– Что ты делаешь на горе?

– Молюсь…

– Какому святому?

– Преподобному Симеону Новому Богослову.

– Он видел Нетварный Свет, но и ты видишь его, – сказал епископ и пронзил преподобного Парфения своим взглядом.

– Я, грешный?! – готов был зарыдать преподобный.

Епископ внимательно посмотрел на него и увидел в нем монаха, исполненного силы Божией. Его худое лицо светилось ярким сиянием. Епископ, взволнованный святостью монаха, неожиданно встал, чтобы обнять и поцеловать его.

– Хорошо, дитя мое. Иди с добром! Подвизайся, как подвизаешься, и меня поминай в молитве твоей.

Перевел с новогреческого Геворг Казарян

Перевод сделан по: Харизмы и харизматы. Антология проявления благодатных даров: В 3-х т. Т. 3. Оропос: Изд. священной обители Параклита, 2009.